Я вич инфицирована

Я вич инфицирована

Фото из личного архива супругов

Ко дню борьбы со СПИДом семейная пара, живущая с диагнозом ВИЧ, дала открытое интервью «ИП»

В этом интервью не будет стандартных вопросов об увлечениях и образе жизни интервьюируемых. Их личности можно описать кратко: употребляли наркотики, ВИЧ-инфицированные, сейчас ведут здоровый образ жизни.

Совершить суицид – эта мысль появляется у каждого инфицированного ВИЧ, но супруги Ольга Медведева и Валерий Тараненко ее перебороли.

Ольга на данный момент — равный консультант в СПИД-центре, председатель координационного совета ВОО Общества людей живущих с ВИЧ в СФО, а ее муж Валерий — представитель этого общества.

10 лет прошло с тех пор, как 48-летняя женщина узнала о том, что инфицирована ВИЧ. Она же рассказала нам о том, как научилась жить со смертельным вирусом и видеть «позитивную сторону» в своей ситуации.

— Ольга, я очень рада, что вы согласились дать это интервью, ведь тяжело, наверное, обсуждать такие вещи…

— Знаете, если честно нет. Об очень многих вещах, о которых трудно было сначала даже думать, сейчас я говорю как о чем-то повседневном и обыденном.

— Означает ли это, что вы смирились со своей болезнью и с ее неминуемым фатальным исходом?

— Нет, это не смирение. Когда человек получает диагноз, появляются мысли о самоубийстве, кажется, что сама смерть стоит и дышит к тебе в затылок, и поэтому появляется какая-то переоценка ценностей, в конце концов, я стала ближе к Богу. Люди, которые не приняли меня с таким диагнозом – отошли, а самые близкие приняли меня такой, какая есть. Получив диагноз, начала читать Библию. В ней сказано: «Возлюби болезнь свою». И я возлюбила. Все болезни наступают за грехи в жизни. Ведя неправильный образ жизни, я осознавала, что наказание — будет. Для меня ВИЧ – это наказание за мои грехи.

Фатальный исход неотвратим для каждого. Люди приходят к нам в центр, а потом раз — их уже нет в живых. Просто кто-то живет и борется, а кто-то нет. Современная терапия позволяет продлить срок жизни человека с ВИЧ более 30 лет с момента заражения, а это немало. К тому же, с каждым днем методы терапии улучшаются. ВИЧ — это возможность исправить свои ошибки.

— По вашим словам получается, что ВИЧ – это не такая уж и страшная проблема?

— ВИЧ – это не приговор. Человеку дается возможность переоценить свою жизнь. Если человек не останавливается, продолжает вести разгульный образ жизни, употреблять алкоголь, наркотики инфекция очень быстро забирает из жизни человека. После 45 лет я закончила курсы бухгалтера–экономиста. Никогда не поздно начать все сначала.

Получив диагноз, было страшно, на фоне моей тогдашней слабой информированности. У меня на тот момент была одна ассоциация: ВИЧ — смерть. Но, оказывается, есть болезни и намного страшнее, которые убивают за несколько месяцев. Это инфекции, которыми заражаются, как и ВИЧ через кровь. Если бы я не пересмотрела тогда свой взгляд на вещи, возможно, меня сейчас уже не было бы в живых, как и многих из моих знакомых.

— Ольга, я внимательно вас слушаю, но до сих пор не поняла вашего истинного отношения к ВИЧ. И какое вообще к нему должно быть отношение у людей?

Разные люди относятся к нему по-разному. Лично я, как это по-дурацки не звучит, после своего диагноза в корне изменила свою жизнь в лучшую сторону. Начала ее больше ценить. За эти годы у меня появилась хорошая работа. Появился муж. Веду здоровый образ жизни.

— Как вы узнали о своем положительном статусе ВИЧ?

— Я его ждала. Это наказание за безответственный образ жизни.

— Какова была реакция вашей семьи, когда вы рассказали обо всем?

— У меня уже взрослые дети. Когда я открыла свое лицо в прессе, сын посчитал, что я опозорила его, но потом, узнав сколько знакомых с диагнозом, успокоился. У дочери появилась жалость в глазах. В основном ничего не поменялось. С близкими родственниками отношения давно испорчены другим вопросом – «квартирным», не знаю, как они относятся.

— Во сколько лет вы узнали, что заболели или инфицированы? Как вы заразились ВИЧ?

— Я не люблю слова «больна», и своим клиентам не рекомендую так говорить. Я ВИЧ – инфицирована, но не больна. Человек болен тогда, когда у него букет болезней: туберкулез и т.д., а это уже приводит к смерти. Наркотики я употребляла, но в моем случае это не причина инфекции. Я инфицировалась после 30-ти лет половым путем. Это единственные пути передачи инфекции на сегодня. ВИЧ передается тремя путями: при половом контакте, через кровь зараженного человека либо от инфицированной матери — ребенку (вертикально).

— Как вам удалось построить новую жизнь после инфицирования?

— Пути господни неисповедимы. Работа началась, когда при СПИД–центре организовывался «Информационный центр» и требовался консультант на телефон Доверия. Они знали, что у меня есть диагноз и веду здоровый образ жизни. Сейчас работаю равным консультантом. В первую очередь в этой работе я делюсь опытом с людьми, жить с инфекцией, поддерживаю, привожу человека в чувство, что жизнь еще не потеряна. Даю информацию о терапии. Я своеобразный «проводник» между клиентами и врачами, потому что клиентам сложно понять медицинские термины инфекционистов, а я доношу информацию, исходя из своего опыта на «простонародном» языке.

Приятно слышать благодарность от людей, получивших диагноз ВИЧ, о спасении их жизни. Так было с женщиной, которую я консультировала по телефону два года назад. Сейчас она замужем. Разговоры по телефону бывают очень долгие, можно проговорить с человеком 2 часа, чтобы успокоить. Приятно, когда человек приходя со слезами, уходит с улыбкой. Приятно чувствовать свою значимость. Совершить суицид, страх, что не поймут близкие, люди отвернутся — эти мысли появляются у каждого инфицированного ВИЧ. У меня тоже были такие мысли, без них никак, но я их переборола. Надо радоваться жизни, каждой капельке дождя, каждой луже. В православии говорят: «Радуйся…». Диагноз ВИЧ приблизил меня к Богу.

Читайте также:  Острое инфекционное заболевание зоонозной природы

— Как вы познакомились с нынешним мужем?

— Своего мужа я увидела задолго до знакомства во сне. Работая в СПИД- центре, я познакомилась с ним, он на тот момент начинал принимать терапию от ВИЧ.

— Получаете ли вы какое-нибудь медицинское лечение для того, чтобы поддерживать свое состояние?

— Терапию получает мой муж. А у меня пока высокий иммунитет, поэтому не принимаю лекарств.

— Хотели бы вы зачать или усыновить детей?

У меня уже возраст такой, что не могу родить. Были мысли усыновить ребенка. Но, к сожалению, наши депутаты внесли поправку в закон, что ВИЧ — инфицированные не имеют права усыновлять детей. Я с этим не согласна. Никто не сможет заботиться о ребенке с ВИЧ-инфекцией лучше, чем сам ВИЧ инфицированный. Говорят, «вдруг мы умрем». В основном отказываются от таких детей неблагополучные женщины, которые не принимают терапию. Мы понимаем, что наша жизнь идет на убыль. У меня есть знакомый, который живет более 30 лет с инфекцией. На все воля Божья.

Сейчас медицина шагнула вперед. Женщине, вставшей на учет, прописывают терапию для предупреждения передачи инфекции от матери к ребенку. Принимая их регулярно, ВИЧ–инфицированным мамам можно родить совершенно здорового ребенка от отца с таким же диагнозом.

Если наши депутаты поймут, что мы такие же люди, как и они, то я с удовольствием приму инфицированное дитя. Сейчас очень много отказников, им многим необходимо постоянно принимать препараты.

— Возможен ли совет для молодежи?

— Пусть молодежь живет по Библейским заповедям, нет греха – нет наказания. Что касается наркотиков, то лучше вообще никогда их не пробовать, поскольку человек даже не осознавая того, становится наркозависимым. Обязательно нужно предохраняться. Это может защитить не только себя, но и партнера. Ну и, конечно же, нужно вести здоровый образ жизни.

— Спасибо вам за интересный рассказ. Думаю, многие люди, прочитавшие это интервью, изменят свой взгляд на проблему ВИЧ и на людей, живущих с ним. А кому-то оно, возможно, возвратит надежду и придаст сил.

Очень рада, если это действительно так. Но думаю силы людям, узнавшим о том, что у них ВИЧ, в большей степени придаст поддержка близких им людей. Не отворачивайтесь от них. Ваша поддержка — это то лекарство, без которого применение любых медикаментов потеряет свой смысл.

К Всемирному дню борьбы со СПИДом корреспондент «АиФ-Челябинск» пообщался с четырьмя пациентами, которые посещают школу при областном Центре СПИДа. Этих людей объединяет ВИЧ-инфекция, а также убеждение, что их диагноз – не приговор.

Положительный герой

ВИЧ – это инфекционное заболевание, при котором поражаются иммунные клетки. Прогрессирование ВИЧ приводит к снижению клеток, достигая в конечном итоге критического числа, что можно считать началом СПИДа.

Сразу отметим, что имена героев историй изменены. Психолог центра Илья Ахлюстин объясняет почему:

«Большинство ВИЧ-инфицированных людей не говорят открыто о своем диагнозе. И это правильно. Надо понимать, что вирус имуннодефицита человека является хроническим заболеванием. И люди с другими хроническими заболеваниями, скажем, с сахарным диабетом не заявляют о своих проблемах всем подряд. Мы учим наших пациентов не кричать на каждом шагу о том, что у них ВИЧ, но в нужный момент не скрывать свой диагноз».

Андрею 40 лет, у него ВИЧ с 2013 года. На него ночью напали хулиганы, разбили об голову бутылку, порезались осколками сами и ранили Андрея. Инфицирование произошло через кровь.

«У меня ухудшалось состояние здоровья. Врачи лечили совсем от других заболеваний. Но ничего не помогало. Когда уже практически всё исключили, предложили сдать тест на ВИЧ. Он оказался положительным. Честно говоря, у меня даже немножко отлегло от сердца – думал, что у меня онкология. Про ВИЧ я слышал, что с ним живут продолжительное время, тем более сейчас, когда медицина позволяет вести качественную жизнь. Встал на учёт и начал посещать школу пациента, первый ликбез начался с фильма «Я+». В моей жизни практически ничего не изменилось, единственное, поменялся немножко режим – два раза в сутки нужно выделить несколько минут, чтобы выпить витамины».

Андрей называет себя положительным героем и шутит о том, что приобрёл ещё одно положительное качество. О своём диагнозе в первую очередь рассказал родителям и близким друзьям, на работе знают некоторые коллеги.

К сожалению, не все в обществе относятся к данному диагнозу с пониманием. Андрей рассказывает случай по этому поводу:

«Я лежал на обследовании в клинике для ВИЧ-инфицированных. Меня отправили на ЭКГ в другое здание. Врач, увидев мою карточку, говорит: «Так, подожди, здоровые пройдут, потом ты, а то после тебя надо будет обрабатывать». Во-первых, обрабатывать нужно после каждого, а во-вторых, я ничем не отличаюсь от предыдущих пациентов, от меня никакого вреда не будет – есть другие более заразные заболевания».

Не так страшен чёрт

Когда 35-летний Дмитрий в 2015 году узнал о своём положительном статусе, у него опустились руки. Он думал, что жизнь закончилась, первые мысли были: «Сколько осталось?» Затем стал приходить в себя, принимать свой диагноз. Много читал литературы, сидел на форумах, углубился в изучение этого заболевания.

Читайте также:  Можно ли есть бананы вечером при похудении

«Я понял, что не так страшен чёрт, как его малюют, и свыкся с этой мыслью. Признаюсь, у меня случился психологический блок на секс – больше года я даже думать об этом не хотел. В первое время от расстройства стал злоупотреблять алкоголем. Затем пришёл в школу при СПИД-центре, вынес для себя какие-то уроки, стал реализовываться в этой области, сегодня уже провожу равное консультирование таким же, как я».

Дмитрия поддержали друзья, родителям он не рассказал о своём диагнозе.

Плюс ВИЧ+

Дмитрий нашёл информацию о том, что люди с ВИЧ более здоровы из-за того, что чаще наблюдаются у врачей и заботятся о себе. Здоровый образ жизни становится стимулом, чтобы дольше жить, ведь любая простуда может привести к ухудшению состояния. Но врачей в обычных поликлиниках он не любит посещать. Также как и Андрей, он сталкивается с брезгливостью докторов.

«Проблема в том, что старое поколение врачей мало знает про ВИЧ и они боятся людей с этим диагнозом, как чёрта прокажённого», — говорит Дмитрий.

Психолог говорит, что для общества с отрицательным ВИЧ-статусом не достаточно информации об этом заболевании, многие не знают даже о том, что можно пользоваться одной кружкой с ВИЧ-инфицированным.

Николай и Мария

Николай и Мария вместе живут недавно. Они познакомились на сайте для ВИЧ-инфицированных. Марию 10 лет назад заразил муж, от которого она родила здорового ребёнка, потому как вовремя начала принимать терапию. Николай с положительным статусом живёт уже 20 лет, на терапию перешёл лишь три года назад, когда стал совсем плохо себя чувствовать. Стеснялся говорить с врачами о своём диагнозе.

«Сейчас воспринимаю ВИЧ, как простое хроническое заболевание, благодарен государству, что оно лечит нас бесплатно».

Сейчас Николай призывает ВИЧ-инфицированных обязательно сообщать о своём статусе докторам, потому как врач, отталкиваясь от диагноза, может назначить правильное лечение того же самого гриппа.

«Скрывать свой статус – значит сокращать и ухудшать себе жизнь. Но всем сообщать об этом необязательно. На работе у меня никто не знает. Если бы мы трудились в такой сфере, где нужно было бы соприкасаться с кровью, тогда бы я сказал о том, что у меня ВИЧ. А так я знаю, что не представляю никакой опасности для человека, который со мной общается».

Не скрывая имени и статуса

Но есть люди, которые не скрывают своего лица. Челябинка Полина Родимкина сейчас живёт в Екатеринбурге, она в открытую говорит всем о своём диагнозе. Полина считает, что существуют заболевания намного страшнее.

«Не скрываю, потому что не хочу. Что скрывать то? Что я продолжаю жить и творить? Что я радуюсь жизни, и живу на всю катушку? Мне нечего скрывать, потому что я обычный человек. Я после принятия статуса ожила. Когда узнала о болезни, я просто прочувствовала каждой клеточкой, как жизнь хрупка. И теперь я ощущаю себя, как в песне «есть только миг». Мой статус это ни в коем случае не испытание, это подарок небес. Я в судьбу не верю, я верю в Бога, я люблю свою жизнь и диагноз лишь часть её».

Полина признаётся, что отношение общества к ней бывает разным. Но она рассуждает философски: «Сколько людей, столько и мнений, неизвестно как бы я вела себя на их месте».

Полина призывает всех быть внимательными и осторожными к своему здоровью и здоровью близких.

«Жизнь даётся раз, и проживать её надо честно, красиво и здорово – от слова здоровье».

Миф о зараженных иголках

В последнее время в социальных сетях стали появляться сообщения о том, что ВИЧ-инфицированные раскладывают заражённые иголки в кинотеатрах, магазинах, подъездах. Специалисты говорят, о том, что общество заблуждается, думая, что таким образом их хотят заразить.

«В игле наркомана ВИЧ живет несколько суток, но особенность в том, что эту кровь нужно впрыснуть. Просто от укола вероятнее всего подхватить столбняк», — рассказывают специалисты СПИД-центра.

Заразиться ВИЧ нельзя при:

  • Кашле и чихании
  • Рукопожатии
  • Объятиях и поцелуях
  • Употреблении общей еды или напитков
  • В бассейнах, банях, саунах

Справка

Контакты ГБУЗ «Областной Центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями»: г. Челябинск, ул. Пекинская, 7, телефон регистратуры: (351)214-99-08, телефон детской регистратуры: (351) 214-99-03, приемная: (351) 214-99-01, телефон горячей линии: 8 800 3 0000 34

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

О своем статусе 32-летняя Светлана Комисcарова говорит открыто. Она – член правления некоммерческого партнерства «Е.В.А.» (г. Санкт-Петербург), которое создано в защиту женщин с ВИЧ и другими социальными заболеваниями. К тому же, Светлана является добровольцем Красного Креста и оказывает поддержку всем, кому болезнь мешает полноценно жить. О том, как быть счастливой, когда врачи вынесли смертельный приговор, – она рассказала в интервью журналисту «Мордовии».

— Светлана, я вижу перед собой жизнерадостную, красивую, пышущую здоровьем женщину, глядя на которую, ни за что не подумаешь, что половину своей жизни она – вич-инфицирована. Первый вопрос, который возник у меня и, наверное, у всех, кто прочтет эти строки: «Разве с ЭТИМ столько живут?» Прошу прощения, за цинизм.

— Не извиняйтесь, я готова к такому вопросу. На сегодняшний день благодаря антиретровирусной терапии с вирусом иммунодефицита можно прожить до старости. Среди моих знакомых много тех, у кого ВИЧ около двадцати и более лет. Главное – регулярно принимать лекарства и обследоваться. Я, например, непрерывно на протяжении девяти лет принимаю по три таблетки в день.

— Светлана, ты узнала про свой статус в юном возрасте. Тогда еще, наверное, плохо представляла, что такое ВИЧ?

Читайте также:  Чувствую пульсацию в ноге

— Я знала, что это неизлечимое заболевание. Конечно, испытала шок! Помню, как рыдала и спрашивала у Господа: «За что?» Всем своим близким сразу сказала, что умираю…Муж и родители плакали вместе со мной…

— Как ты заразилась?

— О том, что у меня ВИЧ, узнала после родов. Скорее всего, мне занесли инфекцию. До этого анализы были в норме, и у мужа результат на ВИЧ – отрицательный. Разбираться я не стала, наоборот, затаилась. Не хотелось всем рассказывать о своем заболевании…

Я очень благодарна за поддержку своей семье. Муж от меня не отказался, наоборот, всячески оберегал, заставлял одеваться теплее, лучше питаться. К своему здоровью я стала относиться маниакально. Думала, что и от чиха могу умереть. Начала обращать внимание на порезы и ссадины, но они заживали очень быстро. Я даже стала сомневаться, что у меня ВИЧ. Болезнь себя никак не проявляла и спустя годы.

— А что говорили врачи?

— Они, похоже, сами мало что знали про ВИЧ. Говорили, сколько я проживу, неизвестно. Сказали, что нельзя заниматься сексом без презерватива, пользоваться общими предметами личной гигиены, в том числе расческой (по этому поводу до сих пор смеюсь — бытовым путем ВИЧ не передается). Запретили рожать, что также неправильно. У инфицированных матерей появляются здоровые дети, если вовремя начать лечение. Я, например, планирую еще родить ребенка.

— Когда появились первые симптомы ВИЧ?

— Их не было вообще. В поликлинику я не ходила, чувствовала себя здоровой. Но потом заразилась туберкулезом, и это оказалось очень страшно. Болезнь я сильно запустила, поначалу думала, что у меня обычная простуда. Но улучшений не было, наоборот, я похудела, ослабла, появилось кровохарканье. Когда я обратилась к врачам, у меня уже развилась тяжелая форма туберкулеза с тотальным разрушением одного легкого. По сути, оно уже не дышало.

— Сегодня туберкулез – не смертельное заболевание. Но для человека со сниженным иммунитетом – это серьезная угроза. Врачи не дают на жизнь никаких гарантий…

— Так было и со мной. Врачи сказали моей маме: «Готовьтесь, она не жилец». Лечение давалось очень тяжело. Я еле передвигалась. Организм не справлялся с побочными эффектами лекарств. Сначала была жуткая аллергия, потом ужасная тошнота…Надо отдать должное медсестрам, заботились как о родной. Толкли мне таблетки и давали их с ложечки. У меня даже не было сил их проглотить. Но труднее всего было морально. В больнице я провела почти год, не видя своих близких. Когда мое состояние улучшилось, мне удалили нерабочее легкое. Конечно, если бы я обратилась к врачам раньше, то операции можно было бы избежать. Но главное, что я полностью излечилась от туберкулеза! Я живу, и я буду жить! Сегодня я призываю всех – регулярно обследуйтесь, не запускайте болезнь. Обязательно делайте рентген один раз в год, чтобы избежать тяжелых последствий.

— Светлана, ты даешь консультации по ВИЧ, туберкулезу, гепатиту, оказываешь бесплатную правовую поддержку больным. Расскажи, с чего началась твоя общественная работа?

— Я знаю по собственному опыту, как человеку с инфекционным заболеванием нужна поддержка. Когда я вышла из больницы, мне казалось, что все меня чуждаются, боятся заразиться. Была жуткая депрессия, поэтому я обратилась в Красный Крест. Его сотрудники оказали неоценимую поддержку: сопровождали меня в больницу, получали лекарства, когда у меня не было сил, а главное – со мной общались как с обычным человеком. Незаметно для себя я тоже стала помогать другим. Сегодня я не только равный консультант и волонтер Красного Креста, чем очень горжусь, но и член правления НП «Е.В.А». Эта организация защищает женщин с ВИЧ и другими социальными заболеваниями. Сейчас я участвую в проекте правовой помощи для людей с ВИЧ, туберкулезом или гепатитом. Если у кого возникают проблемы с лекарственным обеспечением, пишите на сайт pereboi.ru, по поводу нарушения прав — мне лично в социальных сетях. Поддержка оказывается бесплатно и конфиденциально.

Фото с личной страницы "ВКонтакте"

— Это очень важно! К сожалению, в силу своего диагноза люди не могут заявить о своих правах. В результате, страдает качество их жизни. Что ты посоветуешь жителям Мордовии, у которых, так называемые, социальные заболевания?

— Вирус иммунодефицита даже вкупе с туберкулезом или гепатитом – это не конец света! С ВИЧ можно жить долго. Я хочу пожелать, чтобы в вашем регионе появились группы взаимопомощи. Люди со своими диагнозами не должны оставаться в одиночестве, им надо общаться, помогать друг другу, создавать семейную жизнь. Сообща удастся решить многие проблемы, нужно бороться за свои права!

— С какими проблемами к тебе обращаются чаще всего?

— К сожалению, это дискриминация. Многих с диагнозом «ВИЧ» увольняют с работы и даже отказывают в лечении. Такой случай был и в моей жизни. Меня с дикой зубной болью не принял стоматолог. Пришлось идти в платную клинику, но тогда я не умела защищать свои права. Теперь врачи относятся ко мне уважительно.

— Дочка знает о твоем заболевании?

— Да, я все рассказала, когда ей исполнилось 11 лет. Теперь она взрослая, но мы с ней очень близки. Она – смысл моей жизни.

— Светлана, ты очень позитивный человек. Где черпаешь жизненные силы?

— Я радуюсь каждому новому дню. Моя жизнь ничем не отличается от жизни тех, кто следит за своим здоровьем. Я не курю, правильно питаюсь, стараюсь больше гулять, много путешествую. ВИЧ не мешает мне жить!

Ссылка на основную публикацию
Эрозия матки во время беременности
Иногда при первом осмотре у гинеколога, когда женщина только узнает, что беременна, радостную фразу «Вы беременны» омрачает другая информация об...
Что такое субмукозный узел в матке
Субмукозная миома матки – одно из разновидностей миоматозных опухолей, локализующаяся в подслизистом слое. Клинические проявления в стадии маленького узла практически...
Что такое тимоловая проба
Для правильной оценки состояния и функционирования систем внутренних органов врачи рекомендуют биохимический анализ крови. Чаще всего к его помощи приходится...
Эрозия шейки матки симптомы и лечение народными
Лечение эрозии шейки матки народными средствами – альтернативный способ борьбы с патологией, доказавший свою эффективность Эрозия шейки матки обнаруживается как...
Adblock detector